24.07.2012 - Хобби

Полезная привычка читать

Почему украинцы тотально отказываются от чтения и чем это угрожает нации

Украинский народ менее всего среди европейцев читает книги. В силу отсутствия моды на образованность (и благодаря моде на необразованность), бедность библиотек и высокую цену на новые издания наши граждане отказываются от чтения.


українці не читаютьПо статистике, приведенной журналом «Корреспондент», ежедневно читают книги 15,3% наших соотечественников, по крайней мере раз в неделю – 18,2%, хоть раз в месяц – 19%, реже, чем раз в месяц – 21,5%, никогда – 23,1%, 2,9% не смогли ответить. При этом количество респондентов, которые не указали чтения в сфере своих интересов, превысили 70%.

Лишена надлежащей государственной заботы украинская книга

Чтение книг – это серьезный фактор интеллектуального и морального роста человека, без которого духовный мир личности будет плоским и невыразительным. Стимулирование книгоиздательства является приоритетным вектором государственной политики в сфере культуры для той страны, которая заботится об общем интеллектуальном уровне своего народа. Украинское государство тратит в поддержку отечественного книгоиздателя немного больше 20 млн грн, и это в то время, когда стоимость печатной машины составляет где-то 120-150 тыс. дол. Выходит так, что дело может жить лишь стараниями меценатов, которые соглашаются нести убытки в пользу украинской книги. Но, находясь в таком подвешенном состоянии постоянного ожидания и «уповання» на милость небезразличных, оно не может обеспечить все потребности читателей.

Проблемы из финансирования и общего игнорирования культурных потребностей выливаются в низкое качество того небольшого количества изданий, которое все же можно найти на полках книжных магазинов.

українці не читаютьБольшинство книг с романами не только печатаются на желтой бумаге, но и имеют тонкую обложку, потому что цветную печать и переплет традиционно относят к разряду «подарочных изданий». Если зайти на сайт одного из мощнейших розничных продавцов литературы в Украине «empic», то можно увидеть такое: «Собачье сердце» М. Булгакова в мягкой обложке стоит 31 грн; такую же стоимость имеет «Сад божественных песен» Г. Сковороды в переплете; за сонеты Ф. Петрарки – миниатюрную карманную книжечку придется изложить 33 грн; за «Рассказ человека» Г. Маркеса попросят 89 грн; а вот за «Мертвые души» М. Гоголя надо заплатить 455 грн., Получая 1000-2000 грн, рабочего завода или уборщика не может отдать десятую часть от оклада на свои духовные потребности. Произведения украинских авторов, которые должны были стоить дешевле, ничего не уступают по стоимости иностранным переводным писателям. Изредка можно увидеть малоизвестный украиноязычный роман на желтой бумаге, который будет стоить 80-90 грн.

Библиотечное дело в Украине еще более запущено. В нашей стране на 96 тыс. жителей приходится один книгосборник, в то время как во Франции одна библиотека обслуживает лишь 20 тыс. людей. Даже у нашего соседа России методы решения подобной проблемы кажутся более действенными: там одна библиотека приходится на 75 тыс. лиц, чего достичь значительно сложнее, чем украинцам, принимая во внимание количество русского населения. При таких обстоятельствах люди не готовы выкладывать львиную часть своих зарплат за литературу. Сегодня традиция чтения и дарования книг превращается скорее не привычку богачей, на элитарную культуру, чем на норму жизни рядовых граждан.

Деградация читательских вкусов

Резко уменьшается и количество читателей прессы. Аналитический украинский журнал обойдется покупателю приблизительно в 2 дол, в то время, когда поляк может приобрести журнал у себя на родине лишь за 1,7 дол, что в 3,3 раза, если сравнивать зарплаты, меньше, чем в украинцев. Непопулярность печатных изданий провоцирует снижение тиражей и переход в электронный формат (в значительно упрощенном виде) или полное исчезновение. Не имея стимула работать и делать качественные материалы, пресса начинает ориентироваться на читателя низкого интеллектуального уровня, чем и стимулирует рост их количества. Интернет-пользователь печатных изданий редко перечитывает аналитические материалы, а лишь просматривает ленту новостей, которая никоим образом не влияет на его духовное развитие. Мировоззрение молодежи уже давно лежит в плоскости интернет-развлечений, которые не нуждаются в чрезмерных умственных усилиях или в широком круге интересов. Виртуальный мир ориентируется на массовую культуру, что особенно заметно в социальных сетях, на форумах и в чатах. Наиболее обсуждаемыми являются темы половых отношений, популярной музыки и голливудских фильмов, но никоим образом не художественной литературы. На неспециализированных интернет-дискуссиях литературная тематика набирает в десятки раз меньше участников, чем все другие.

українці не читаютьДеградация читательских вкусов наблюдается и на рынке художественной книги. Сегодня на первый план выходит не серьезная литература, а китчевая. Лада Лузина, писательница, которая специализируется на незамысловатых романах, стала самым популярным украинским автором среди соотечественников. Это отвечает общей тенденции отказа от классики и углубления в развлекательную литературу. В метро теперь редко увидишь углубляющего в произведения Достоевского читателя, чаще – с глянцевым журналом или романом Донцовой. Этим объясняется и упадок аналитической прессы в сравнении с «желтой». Скажем, польское издание Fakt выходит тиражом 542 тыс. экземпляров (с количеством населения в 38 млн людей). Таким объемом могла похвастаться в свое время разве что газета «Аргументы и Факты», сегодня чуть ли не самым тиражным украинским изданием являются «Сельские вести» – 205 тыс. экземпляров, хотя украинское население преобладает за количеством польское.

Безутешные книжные тенденции и как с ними бороться

Вот как комментирует ситуацию на издательском рынке Роман Неколяк – юрист, книголюб, который прочитывает не менее 2000 страниц художественной литературы на месяц: «Ситуация не особенно хорошая: отсутствие государственной поддержки издательского дела; системы книгораспространения. Мой друг, родом из Крыма, рассказывал, что украинских книг у них не найти, кроме учебников; то же рассказывала знакомая из Мариуполя; даже в Харькове это несколько точек продажи – книжный магазин «Є», книжный рынок. Через небольшие тиражи цена бывает высоковатой. Можно найти многие чудесные переводы мировой литературы на украинский, например, те, которые печатались в «Всесвіті» в 70-80рр. Проблема в том, что издательства не берутся использовать эти переводы, потому что им намного легче отметить переводчиком какого-то «П. И. Козлова», который сделал «подчиненный» перевод из русского (этот условный «козлов» может даже не существовать), немножко его подрыхтовать, чем платить самим переводчикам, или их правопреемникам».

Для популяризации чтения не хватает масштабной социальной рекламы и социальных мероприятий. Существуют перманентные попытки некоторых общественных движений привить украинцам европейськие книжные традиции, как вот бук-кроссинг (постоянная передаваемость книги другому после прочтения), но им не хватает массовости. Такие инициативы существуют, как правило, на уровне тех людей, какие сами заинтересованные в чтении, но они никоим образом не могут втянуть в это те 70 % населения, которые не относят книгу к сфере своих интересов. Сложность также в том, что в Украине очень мало пишется о самих писателях, почти никто не хочет заниматься распространенным в Европе анализом творчества и биографии. Существует лишь несколько специализированных изданий, где публикуются литературные портреты, чего, конечно, не достаточно для популяризации культуры чтения. Как следствие, тотальное незнание фамилий и произведений, дезориентация в мировом литературном процессе и полная потеря рвения к литературе.

В целом, проблема отсутствия культуры чтения – это синтез безразличия власти, бизнес-интересов книгоиздателей и писателей и падения общественных вкусов. При отсутствии спроса на литературу книжные магазины вынуждены ставить высокие цены, а производители выдавать тот низкоинтеллектуальный продукт, который охотно покупают. Выходит, что книжное дело в Украине загнивает, украинские писатели непопулярные ни на родине, ни в мире, потому что не переводятся на другие языки. А классику сегодня трудно найти даже в школьных библиотеках. Надежда лишь на то, что в стране есть люди, которым небезразличная литература, и которые собственными силами поддерживают отечественный литературный процесс.

Маргарита Тарасова