21.12.2014 - Культура

Украинец – уже не тот?

«Сегодня существует достаточно много стереотипов об украинцах (как, вероятно, и о любой другой нации), которые полезно или развенчивать, или подтверждать фактами и экспериментами, чтобы в этом убедиться» – Опанасенко О. И., краевед.


Насколько украинцы добросердечны и можно ли, находясь в трудном положении, получить помощь от посторонних? Чтобы найти ответ, мы поехали на Севастопольский и Бессарабский рынки и просили овощи, из которых хотели сварить борщ.

Грязное небо висит почти над самой головой, капает дождь, от ветра начинает болеть голова. Небольшой севастопольский рынок, от стыда проходим уже который круг и все-таки решаемся подойти к первому прилавку. Меньше минуты и первый результат – отказ. Женщина в грязном комбинезоне попросила документы, но все, что было в карманах – студенческий и закомпостированный билет для проезда в троллейбусе. Отказ добавил запала и желания все-таки достать пищу. Готовим документы, несколько меняем просьбу. Уже решительно, с азартом подходим ко второму прилавку:

- Добрый день!

- Добрый, девушки!

- Мы необычные покупатели, да и не покупатели вообще. Мы собираем еду, и относим в социальную службу «Промінь», где люди могут бесплатно поесть. Будем благодарны, если вы нам в этом поможете.

- Бананы подойдут вам? (Протягивает целую гроздь бананов).

- Ого! Но нам нужно что-то для борща.

- Возьмите капусточку. Нормально?

Благодарим, прощаемся и идем просить дальше, высматривая продавцов подобрее.

Третья остановка увенчалась морковью и луком, хотя нас отсылали от одного продавца в рабочем комбинезоне, к другому в запыленных штанах, а потом еще и к владельцу в засаленном кэппи. Никто не хочет быть крайним и терять деньги. И все же, минут за 10, в пакете появились свекла, картофель и зелень. Всего понемногу.

Конечно, таких необычных «покупателей» молча отпустить не смогли: «Лучше бы вы огород вскопали, и сами вырастили, чем ходили и просили», – с упреком сказал покупатель, которому, судя по всему, стало обидно за то, что он платит, а мы – нет.

Бессарабский рынок – самый дорогой в столице, поэтому именно он стал нашей второй остановкой. И уже на входе нам начали горячо предлагать черную икру. Решили, что отказаться будет лучше для всех. Да и в борщ ее не положишь.

Преодолев стыд, подходим к первому прилавку, вежливо объясняем суть и, не успев закончить, получаем ответ: «У меня дорогая фирма, идите в конец, где много домашних овощей», – тыкнула нам вперед тетенька в солнечных очках и с длинными, розовыми ногтями.

Послушав свою соседку, женщина напротив решила, что одного томата «на благотворительность» нам хватит. Что ж, мы не очень настаиваем: благотворительность – дело добровольное.

Идем к ряду с домашними овощами. На разноцветной овощной «горе» сидят две бабушки в ярко-салатовом и ярко-желтом платках, завязанных на подбородке: «Идите к Азарову, у него все в изобилии, а не к нам. Мы такие же как и вы», – ответили бабки на наши просьбы. И все же, обильно украсив брюзжание интонациями, спустили с «горы» нам два пакетика с морковью, луком и перчиками.

Осталось самое сложное: кусочек мясца. Или бесплатный борщ с мясом не бывает? Уже в третий раз проходим мимо мясной лавки и третий раз чувствуем себя, будто спугнули стаю голубей: «девушки, колбаску берите», «девушки, мясо очень вкусное», «девушки..!» Удивительно, но нам сразу вручили примерно трехсотграммовый кусочек сала, натертый специями. Все ли с ним хорошо?

В итоге на обоих рынках мы обошли по шесть прилавков и на обоих только один продавец отказался. Поэтому вывод очевиден: если что – выжить можно, даже без существенного вреда для нервной системы.

Борщ с украинской сердечностью

Насколько открыты украинцы и готовы ли они принять угощение от незнакомых людей? Сваренный из полученных продуктов борщ мы бесплатно раздавали в парке им. Т.Г. Шевченко.

С самого утра варим борщ, как будто нас кто-то завел. Хорошенько вытерли кастрюлю, чтобы имела нарядный вид, приобрели одноразовые тарелки, ложки, пампушки с чесноком и на листе четко написали: «Free borsch». По дороге в парк поочередно засыпаем: погода содействует – снова холодно, капает дождь. Раскладываемся на одной из скамеек у фонтана, начинаем так называемое зазывание: «Свеженький, только сваренный, еще горяченький борщ! С пампушками! Бесплатно». В ответ – улыбки и «нет, спасибо, только пообедал/а». Уже начинаю думать про себя: куда теперь деть эту огромную кастрюлю борща? Но остановилась семейная пара с заинтересованными лицами и прервала мои размышления:
- А что за акция? От кого вы?

- Ни от кого, мы просто смотрим, насколько наш народ открыт. Угощайтесь борщиком!

И только после зазыванья мы слышим первый положительный ответ:

- Ну давайте, попробуем.

Женщина похвалила наш борщ, а муж отказался, потому что не наливают. Людей в парке совсем немного, обращаемся к каждому отдельно. Заметно, что мы нарушаем зону их комфорта и тем самым создаем неудобства. Студенты, проходя мимо смеются и спрашивают, не будет с ними чего-то после этого борща.

Всего 10 человек попробовали борщ и только двое из них – студенты, несмотря на их большинство в парке. Одна из дегустаторов даже попросила добавки, а преподаватель НАУ сделал за борщом небольшой экскурс в свою преподавательскую деятельность. Домой везем почти пустую кастрюлю и хорошее настроение – раздавать борщ приятнее, чем просить овощи.

Старшее поколение в силу многих обстоятельств не имеет в себе врожденной подозрительности, а вот школьники и студенты больше похожи на испуганных овец. Молодой украинец, как будто бредет себе под забором и с недоверием оглядывается вокруг. Исчезает сплоченность, возникает тенденция «каждый сам по себе», которая только ослабляет нас. Украинец – уже не тот?

Анастасия Щедринова
Анастасия Якубенко